Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Павлины, говоришь?

Я умный. Нет, я ОЧЕНЬ умный. К встрече Нового года в доме есть все. Кроме шампиньонов для салата, который жена обещала дочери. Широкая улыбка, ироничный взгляд. Девочки, я-то у вас на что? Сейчас будут вам шампиньоны. 3 часа на ногах, 12 (двенадцать) магазинов, рынок у метро. Только что кончились, не бывает, нет, наконец "а что это?" Шампиньонов я не купил, вернулся домой, сгорбившийся, осунувшийся, многое передумавший о жизни. Стою у дверей, прячу глаза. Жалкий лепет оправданья: "Одни замороженные кругом, свежих нет нигде". "Так можно и замороженные", - тихо говорит жена и смотрит на меня с нежностью. Интернет тоже вовремя оплачен за январь, но звонок для подтверждения платежа я, как всякий по-настоящему умный человек, который никогда не торопится, ненадолго отложил, и теперь 4 дня буду вспоминать детство золотое, когда компьютеры уже были, а интернета на них еще не было. Главное в этой жизни - ум, что ни говори.

Всех моих замечательных друзей и собеседников с Новым годом.

Публичное саморазоблачение

Вдруг вспомнил, что я сегодня, опять проводив рано утром семью в российскую бездну, еще не
1. завтракал
2. обедал
3. ужинал
И только сидел в интернете. А ведь "Культура еды говорит о человеке больше, чем эрудиция и умение пользоваться носовым платком", между прочим.

Сон наяву

Увидел вдруг себя сидящим в каком-то скриптории, в колпаке и мантии (ужас, ужас), сочиняющим какое-то послание. Успел подглядеть (или услышать, пока проговаривал про себя):

"Представь себе это так. Однажды ты увидишь себя со стороны. Ты будешь идти по улице, задерживаться у витрин, потом с кем-то говорить, шутить, брать чашку, то есть просто проживать какой-то свой день. При этом ты будешь смотреть на себя немного сверху и не понимать, как же это может быть, что ты перестал быть внутри, а ОН продолжает жить, быть тобой, как ни в чем не бывало. И тогда ты попытаешься понять, а кто же тогда тот ты, который смотрит... Кстати, не пролей кофе".

Только там я написал это все короче и яснее. Интересно только, кому. Себе, наверное.

Тот, кто смотрит

Я никогда не видел себя со стороны - только отражения.
А если бы увидел? Наверное, решил бы, что не имею к этому человеку никакого отношения. Стоит в вагоне метро, кепка, куртка, очки, джинсы, уткнулся в книгу, по сторонам не смотрит, взглядом со мной не встречается, или сразу отводит глаза. Быстро идет, курит на ходу. Пьет кофе. Набивает текст. И что же - какая разница, он это делает или кто-то другой.
Но вот вопрос - кто смотрит? Ответ известен: "Никто". Или "не тот, и не этот".
И что же делать, если однажды это понял? "Ничего, потому что нет никого, кто бы мог тут что-то сделать".
Вот так и длится вечно эта беседа, в которой нет собеседников.

Одинн дома

Хотелось бы начать так: семья уже неделю в деревне, в пятницу вечером уехали в Питер немцы, отменилась пьянка и, оставшись наконец один, я немедленно вымыл пол в зале, максимально освободил пространство вокруг, сел на небольшую кожаную подушку в центре комнаты и погрузился в глубокую медитацию, потеряв чувство времени.
Но в реальности произошло следующее: пол я, разумеется, не вымыл, ограничившись посудой. Вместо медитации вечер оказался занят чтением Мишеля Фуко под остатки пива и меланхоличным курением на балконе "Явы золотой легкой" за неимением давно кончившегося синего "Соверена". Мишель Фуко ("(Дон Кихот). Книга в меньшей степени является его существованием, чем его долгом. Он беспрестанно должен советоваться с ней, чтобы знать, что делать и что говорить и какие знаки подавать самому себе и другим, дабы показать, что он вполне той же самой природы, что и текст, из которого он вышел") плавно перешел в старую европейскую лирику ("Я соколиной тешился охотой, Пытаясь сбросить ношу безразличья"), от которой - если зазеваться - можно легко и с облегчением заснуть. Но заснуть, как и помедитировать наконец, мне не удалось.
В час ночи меня нашло мое госучреждение, и с шести утра в субботу я уже исполнял свои обязанности, куда-то что-то тасуя и факсуя. К обеду после беспринципного "один биг-мак и коктейль с собой" во вражеском "Макдональдсе" я решил все-таки вымыть пол и освободить пространство. Вместо этого два часа просидел за астрологией, прилег на минуту и проспал всю субботу.
Проснулся в воскресенье в час ночи, выкурил три сигареты, выпил кофе с остатками молока, заодно заметил, что еды в доме нет. Почитал ленту френдов. Придумал слоган: "мои френды - самые умные в русском ЖЖ". Решил помедитировать, не моя пол. Вместо этого что-то написал гениальное, тут же уничтожил и лег спать уже в нормальном виде.
Утром в воскресенье еще раз осмотрел холодильники. В морозилке килограмм сырого мяса, оставленного гостями, с которым совершенно непонятно что делать. Равно как и с запасами макарон и круп. Зато нашлись полдюжины яиц, колбаса докторская, которую еще можно пожарить, и 0,5 куб. дм виноградного сока. Можно не выходить из дома, что радует.
К обеду настало наконец время медитации. Я полил цветы, еще раз вымыл посуду, еще раз посмотрел на полуживую ленту френдов, скачал новую версию "Оперы" (6.04) и целенаправленно нашел в старых бумагах телефон одной знакомой. Но звонить не стал, как впрочем, и медитировать. Заварил чай, доел один оставшийся целым абрикос, выкурил еще пару сигарет, с сомнением посмотрел на книжные полки, сел на диван, впервые за год включил телевизор ("я решила отказаться от хлорсодержащих отбеливателей"), немедленно выключил, и вдруг почувствовал, что совершенно счастлив.