Category: компьютеры

Category was added automatically. Read all entries about "компьютеры".

Десять лет спустя

Я перестал писать в день своего 25-летия, 17 лет назад. Единственное исключение - один рассказ, написанный для журнала “Другие берега” в новогодние дни 1993/1994. Назывался он “Старинная история” и благополучно сгорел вместе с жесткими дисками компьютеров сначала у меня, а затем и в редакции. Так что никаких следов от него не осталось. Сам я для себя его определял как “попурри” - “как старый негр-джазист, просто пройтись по клавишам” - в такой синкопической форме он и был написан. Но трясло меня так (я когда писал свои рассказы, меня всегда била фантастическая дрожь), что наверное на что-то очень важное для себя я там наткнулся. А собственно рассказ был о любви. Черт! Пишешь, пишешь, а только сейчас я наконец вспомнил... Но не пересказывать же... Это по сути была как бы постистория одной реальной итальянской встречи Андерсена, “недосказанная история”. Хотя никакого Андерсена там, конечно, не было. Ну “Алые паруса” еще можно вспомнить (“Грин почти испортил эту вещь”)... Ну да, ладно.
...
Оказывается “в реале” я потом часто представлял себе эту встречу (почему-то в метро) как свою. Независимо от рассказа, о котором давно и думать забыл. Но и эти мимолетные представления, как я теперь понимаю, мгновенно забывались и исчезали... Здесь что-то крутится все время, как зайчик от волшебного фонаря. Такое соединение сюжетов и причин. Это невозможно, конечно, сказка. Но а вдруг?.. Представь себе.

Это был бы смертельный номер.

Рубль с мелочью

Пока я маялся бронхитами, на работе взорвался компьютер, уничтожив все архивы за 5,5 лет. В позапрошлую субботу вечером перестал включаться и домашний, которому тоже было лет пять уже. Давно нужно было купить новый, да денег не было. Сутки без компьютера дома оказались похожи на ломку наркомана. Воскресенье. Делать нечего, надо покупать. 3000 рублей "за подкладкой". 400 в кошельке. Жена отдала все семейные рубли (4800). Итого 8200. Мало. Есть еще доллары, но они медленно и мучительно собираются на отдачу долга. "Ну ладно, 70 мелкими бумажками отдавать неудобно". Компьютерный центр на Буденновском. Обмен долларов. Стало 10440. Что-то купить уже можно, но то, что я бы хотел (Селерон 1700, без харда - остается старый, но с пишущим сидиромом) из прайсов десятков фирм центра плохо укладывается в эту сумму. Наконец нашел одну, где вроде бы примерно получается. Решил вернуться позже. В этот момент: 1) ко мне подходит молодой человек у кабинки с неудачным прайсом и спрашивает, что мне нужно 2) на мои отнекивания предлагает все-таки посчитать 3) за столом другой молодой человек по пунктам выясняет конфигурацию ("нет, у нас матери на четвертый пентиум только под ддр", "из пишущих остался только Рикох, зато новая модель"). Наконец (я уже понимаю, что не уложились) называет общую сумму - 10240 ("мы вам по льготному курсу посчитали"). Ладно, мне не четырнадцать лет. "Пойду еще посмотрю". Зашел в то место, где прайс самый выгодный. Прошу посчитать то же самое. Посчитали. На 600 рублей дороже. Ладно, "это судьба". Вернулся, согласился. Пока собирали машину, за 40 рублей купил перезаписываемый диск. Осталось 160 рублей. "Уложился". В последний момент продавец вдруг спрашивает, какая у меня была мать до это. "Айтишная". "Тогда вам клавиатура другая еще нужна". "Сколько стоит?" "170". Десяти рублей не хватает. Парень машет рукой - "бог с ними, с десятью". Я вышел на остановку с перевязанной скотчем коробкой. Стою один на весь квартал. Стою долго. Подъезжает частник. Тоже долго стоит, смотрит. "Ну поехали?" Какой поехали, денег буквально нет ни копейки.

Вот я и думаю. Я потратил ровно ту сумму, какая у меня была. Купил ровно то, что собирался. Купил в первом же месте, где мне предложили посчитать (в других считали дороже). Посчитали же - рубль в рубль - на ту сумму, которая у меня была, и которую я ни разу не назвал. Это все мелочь. Мелочь и случайность. Но именно в таких мелочах (которые в моей жизни идут потоком) "что-то мелькает".

Как сказал, ухмыляясь, не вовремя зашедший в комнату к самураю латинос в "Красной жаре", косясь на нож, воткнувшийся рядом с его лицом в косяк, "иногда мне кажется, что он хочет мне что-то объяснить".

Вернувшись домой, я посчитал монеты, оставшиеся в кошельке, от которых продавец отмахнулся. Я почему-то уже был уверен, что их там ровно на 10 рублей. Но я ошибся. До десятки не хватало рубля с мелочью.